Министерство культуры Республики Башкортостан
x

ГБУКиИ РБ Сибайский госбашдрамтеатр им.А.Мубарякова

Онлайн-трансляции наших спектаклей на канале YouTube

“Провидец”

Сказание о Мужавир-хэзрете
Спектакль на башкирском языке, осуществляется синхронный перевод на русский язык
Для зрителей старше 12+ лет

ГБУКиИ РБ Сибайский госбашдрамтеатр им.А.Мубарякова в 2017 году выпустил спектакль «Аулия» – «Провидец» по мотивам книги Лиры Якшибаевой о знаменитом целителе, ясновидящем, аулие Мужавире хазрате из Башкирии. Этот спектакль стал любим народом, как любили самого святого.

         Мы хотели бы привести здесь выдержку из книги о Мужавире хазрате из воспоминаний жительницы Оренбургской области, которая встречалась с целителем несколько раз. Это Тутыя инэй из Орска.

       Приглашаем Вас  прийти на наш спекталь «Аулия». Такого вы еще не видели!

 Письмо из Оренбургской области

Прославленный сын башкирского народа Ахметзаки Валиди в книге «Воспоминания» писал: «Наиболее просвещенными из шейхов являются Зайнулла ишан и Габдулла Саиди». С годами мы все больше убеждаемся в правоте его слов. Каков наставник, таков и ученик. Ученики прославленных ишанов тоже стали знаменитыми людьми, они продолжили дело своих наставников. Среди них известные политики, целители, просветители. Наиболее известным учеником Габдуллы Саиди был Мужавир хазрат. Он снискал себе славу целителя и провидца.

У русского народа есть пословица: «Рыбак рыбака видит издалека». Моя встреча с Тутыя инэй из Оренбурга произошла именно по этой пословице. Наши пути сошлись из большого уважения к исламской религии, к духовным мастерам-суфиям, из любви к целителю Мужавиру хазрату.

Тутыя инэй приехала со своими родственниками в Мансырово, чтобы почтить память Мужавира хазрата. Там мы и познакомились.

– Мне захотелось порадовать дух нашего аулии молитвами, чтением сур из Корана. – Миловидная женщина оказывается узнала меня по фотографиям. Хотя мы виделись впервые, нам показалось, что мы всю жизнь знали друг друга. В памяти Тутыя инэй хранились удивительные воспоминания про аулию.

Из тысяч благодарных воспоминаний о Мужавире хазрате наибольшее впечатление на меня произвели рассказ Тутыя инэй из Орска, Оренбургской области.

Прости меня, хазрат! Прости…

Это было лето 1952 года. Мне было всего восемнадцать лет. Моя мама страдала сильными головными болями. Вскоре она ослепла. Бедненькая, она так мучилась от болей, постоянно стонала, лишилась сна от этого. Однажды мы узнали, что в Оренбург из Москвы приехал врач окулист, хирург. Он делал успешные операции на глаза. Решила свозить к нему маму. Очередь была большая. Мы терпеливо ждали своего приема. Мы были за одним русским дедом. Ему потом прописали стационарное лечение. Моей маме профессор сказал: «К операции не подлежит».  Я разрыдалась: «Возьмите маму на операцию! Вон, старика взяли, а она молодая! Она должна видеть!»

Тогда профессор позвал в кабинет того старика, дал мне в руки свою лупу и велел посмотреть в зрачок его глаза. По краям глаза у старика по направлению к зрачку тянулась белесая полоска. Она уже почти закрывала зрачок.  Профессор говорит, что пока еще зрачок у него цел. Затем он велел посмотреть глаза моей мамы. Ее глаза были полностью покрыты пеленой.

Затем доктор завел и старика, и маму в темную комнату. Там горела маленькая лампочка.

– Вы видите? – спросил профессор.

Старик немного видел, а мама – нет.

– Теперь верите? – сказал мне доктор.

Он написал в направлении: «Зрение не обратимое, операция бесполезна».

А я никак не успокоюсь, все твержу свое:

– Все равно прооперируйте! Я хочу, чтобы мама видела этот прекрасный мир! Она должна видеть! И она будет видеть!

– Я могу ее прооперировать, но тогда вместо глаз у нее останутся только пустые глазницы. Кому от этого будет хорошо? Что поменяется?

Услышав такие слова, я оказывается потеряла сознание. Меня увезли на скорой помощи.  Когда я пришла в себя, в ушах все еще звенел приговор профессора: «Бесполезно!».

С огромными трудностями мы вернулись домой в деревню. Надежда на исцеление мамы в моей душе не угасла. И мне пришло в голову, что надо ее везти в Мансырово, к Мужавир хазрату. В то время автобусы не ездили. Вместе со слепой мамой мы двинулись в дальний путь. Где пешком, где на попутном транспорте, мы прошли более трехсот километров. Наконец добрались до деревни Файзуллино. Остановились на ночевку в одну квартиру. Отсюда до Мансырово девять километров. Мы вышли рано утром, но до речки Ургазы добрались лишь к полуденному намазу. Мама совершила омовение и стала читать намаз. Ургаза – чистая, красивая речка. На берегу мы слегка перекусили и продолжили путь. Через некоторое время показался дом хазрата. Мы вошли во двор. Там для приезжих сделали скамейки. Уставшая, изнуренная с дороги мама прилегла отдохнуть. Вдруг, видим, Мужавир хазрат с кувшином в руках вышел из дома и пошел совершать омовение. На голове белоснежная чалма, одет в зеленый кафтан. Несмотря на преклонный возраст, фигура его была стройной, он был высоким мужчиной. Он, кивнув, без слов поздоровался с нами, прошел в сторону, омыл лицо, руки и вновь зашел в дом. Торопился на полуденный намаз.

Увидев хазрата, мне пришла в голову мысль: «Как же он постарел. Эх. Передал бы мне он свои знания, я бы вернулась на родину и лечила там всех страждущих». Соседка наша, многодетная женщина, у нее заболевание сердца. Она все переживает, что если умрет, то дети останутся без пригляда, сиротами. В первую очередь я бы ее вылечила. Один мальчик страдает эпилепсией. Есть те, у кого плохое зрение, глухие, у кого болят суставы и кости.  У моей родственницы опухоль в груди. Все эти люди передали через меня соль, мыло, чай, чтобы я привезла им от хазрата исцеление.

Пока я витала в своих мечтах, открылась дверь и нас пригласили в дом. В доме нет лишних вещей. Слева на всю стену расположена тахта. Хазрат сидел напротив нас. Он велел мне и сыну присесть рядом. Я положила перед ним гостинцы и подарки. Хазрат засмеялся по-доброму: «В дороге вы голодали, почему не съели эти гостинцы?». И правда, мы по дороге частенько были голодными. Когда стало совсем тяжко, я взяла мед и масло, предназначенные для хазрата, намазала на хлеб и дала своей маме. Она резко отказалась от пищи. Нельзя нарушать намерение!

Хазрат стал перебирать мои подарки: это для абыстай, это для дочерей, а вот это – внучатам. Я была поражена! Ведь именно так я раскладывала подарки перед дорогой!

– Ты же знаешь, что я все вижу насквозь, – сказал мне аулия. – И то, о чем ты думала на улице, мне тоже известно.

Я от стыда я ужасно покраснела. А хазрат шутя и посмеиваясь, продолжал:

– Ты желала забрать мои знания и начать лечить своих односельчан. Так ведь?

Я сгорала от стыда, не знаю, что делать, что говорить. Тут я испугалась, что теперь наверно он откажется маму смотреть. Хазрат улыбается:

– Не бойся, посмотрю я твою маму. Иди, занеси с улицы все вещи. Которые передали тебе односельчане. Их надо заговорить.

Я занесла завернутые в платок вещи. Хазрат велел сложить их перед собой на передник. Он посмотрел на меня испытующе:

– В кармане у тебя лежит мыло, которое передали. Не забудь и его положить.

Я опять была готова провалиться сквозь землю. Ругаю себя, но что поделать­, я и вправду забыла про это мыло. В это время хазрат совершил дуновение на все лежащие перед ним вещи.  Вдруг образовалось что-то легкое, как дым, и оно сало закручиваться. Невозможно описать словами это видение. Это на самом деле было чудо!

Закончив это дело, хазрат принялся за лечение мамы. Он долго читал молитвы, приготовил для нее оберег.

– На обратном пути пусть твоя мама упадет. Или сама толкни ее, чтобы она упала, – сказал вдруг хазрат.

Я потом всю дорогу размышляла над словами целителя, но сделать то, что он велел – не смогла. Пожалела маму, не стала ее толкать. Мы благополучно добрались до дома. И наша родственница, ничего не знавшая о словах хазрата, нечаянно толкнула маму, и она упала. Оказывается, в тот момент что-то произошло –  к ней внезапно вернулось зрение. Но она не стала нам об этом говорить. Она сказала, что у нее прекратились головные боли, перестали болеть глаза, но про зрение промолчала.

Однажды я вернулась с работы, вижу, мама сидит, штопает носки. «Кто тебе вдел нитку в иголку?» – спросила я. «Дети» –  ответила она, немного смутившись. И тогда я поняла, что мама видит. Оказывается, она боялась, что это чудо может быстро прекратиться, поэтому ничего нам не говорила.

Нашему счастью не было предела! Это воистину было чудо!

– Многократное спасибо нашему хазрату, – при каждом намазе благодарила аулию наша мама. И меня она благодарила безмерно. До последнего вздоха она была преданна нашей религии, следовала путем веры. Никогда не расставалась со своими четками.

Все, кто передавал вещи хазрату – благополучно исцелились. Этому тоже односельчане искренне удивлялись. Имя Мужавира хазрата возвеличивалось до небес. Многие люди стали ездить в Мансырово.

А я всю жизнь стыдилась за свои мысли о том, чтобы забрать у хазрата знания и начать лечить самой. При каждом намазе просила прощения у аулии.

Великий Аллах, Всевидящий и Всеслышащий! Сострадательный Мужавир аулия, пожалуйста, простите меня! Я совершила оплошность в своих мыслях, желая забрать твою силу и самой лечить людей. Эти мысли тогда возникли из благих намерений, искренне. Прости меня, прости!

Через книгу Лиры Якшибаевой я хочу у всех попросить прощения. Для меня только ты, Мужавир хазрат, – самый сильный целитель, великий провидец, аулия!

 

Я с восхищением читала письмо Тутыя инэй. Моя душа наполнилась ее любовью, уважением и великим почтением к Мужавир хазрату. Это свидетельствовало о величии души самой Тутыя инэй. Она помнила события почти шестидесятилетней давности, через всю жизнь в своей душе пронесла благодарность хазрату, следовала по пути веры, обладала большим добрым сердцем, несла людям благо и свет.

Жизнь Тутыя инэй, ее благие поступки, ее служение так же требуют признания и внимания.

Добро порождает только благо и добро в этом мире. Давайте будем находить духовную опору в жизни наших святых, в их правденых поступках, делах и мыслях. Они верили в Аллаха, всей своей жизнью и служением возвеличивали Его, учили нас Единству.

Дорогие братья мусульмане! Да будем же следовать праведным путем за мудростью и знаниями великих ишанов. По пути Веры и Добра.

 

Отрывок из книги Лиры Якшибаевой «Мужавир хазрат»

2019г.

 

Краткая аннотация:

Герой этой постановки – хазрат Мужавир Сиражетдинов, уроженец Баймакского района, знаменитый целитель, провидец. К хазрату ехали за помощью со всей страны, даже из Москвы и Сибири. Люди месяцами ждали своей очереди на прием. Мужавир хазрат принимал всех, невзирая на чины и ранги, не отличая национальность и верование. Хазрат был патриотом своей земли и народа, призывал беречь природу и избегать разрушающего воздействия на нее. Слава о великом целителе до сих пор хранится в благодарной памяти народа. Мужавир хазрат занесен в список «100 имен Башкортостана» как личность, внесшая свой неоценимый вклад в развитие республики.

Создатель: Л.Яҡшыбаева
Режиссёр-постановщик Дамир Ғәлимов
Коллектив: А.Мөбәрәков ис. Сибай дәүләт башҡорт драма театры
в помещении

Фотографии с представления

Поделиться: